Варварские тексты: Бахтияров О.Г. Психология экстремизма. Экстремистские ресурсы общества

Подробно об Олеге Бахтиярове .

Реклама:

Экстремистские ресурсы общества

Выступление на научно-практической конференции Психология экстремизма.

Киев, 9 октября 2002 года

  Настоящее сообщение представляет собой не столько исследование, сколько предложение определенного подхода к проблеме современного экстремизма.
Сейчас у всех на слуху проблема "исламского экстремизма" - экстремизма "внешнего", стремящегося сократить территорию и сферы влияния неисламских обществ и подорвать их способность к силовому противостоянию. Однако для организованного общества более важной проблемой является экстремизм "внутренний", стремящийся не уничтожить, а преобразовать существующее общество в новые, дотоле неизвестные формы. С этим экстремизмом (в отличие от "внешнего") можно обращаться конструктивным образом лишь при условии понимания сущности этого явления, психологии его участников и места экстремистского сообщества в обществе в целом.
Вначале рассмотрим несколько общих положений.
Экстремистские сообщества, идеологии и политические практики относятся к классу экстремальных явлений. Под экстремальным явлением мы понимаем такие явления, существенной характеристикой которых является реальная угроза потери жизни или идентичности (личностной, культурной, цивилизационной и т.д. - в зависимости от того, кто является главным действующим лицом в экстремальном явлении - человек, этнос или цивилизация). Все пространство жизнедеятельности человеческих сообществ можно условно разделить на экстремальную и регулярную зоны. Не вдаваясь в подробные дефиниции, можно сказать, что экстремальная зона - это война, катастрофа, революция, экстремистские действия, преследующие нелегитимные цели и использующие для этого нелегитимные средства, технологии, разрушающие прежнюю социальную структуру и многое другое, чреватое разрывом социального развития. Регулярная зона - регулярная, воспроизводящие себя политическая и социальная жизнь, легитимные политические действия, непрерывный культурогенез, технологии, способствующие воспроизведению или непрерывному развитию социальной структуры.
Назовем совокупность систематизированных знаний об экстремальной зоне и методах ее исследования экстремологией, а специалиста в этой области - экстремологом. Можно высказать три главных тезиса экстремологии, не вдаваясь в подробное их доказательство и подтверждение (это сделано в готовящейся к печати работе "Экстремология").
Первый тезис: нельзя понять экстремальное явление не будучи его участником. Участники экстремального явления, как правило, находятся в измененных состояниях сознания, при которых изменяется картина Мира, базовые ценности, механизмы восприятия и оценки окружающей среды. В результате экстремальный опыт не может быть адекватно воспроизведен средствами регулярного языка, поскольку одному и тому же синтаксису в экстремальной и регулярной зонах соответствует разная семантика.
Второй: нельзя понять экстремальное явление будучи только его участником. По тем же причинам, которые обозначены в первом тезисе, невозможно транслировать в регулярную зону экстремальный опыт средствами языка, формируемого в экстремальной зоне и адекватного тем измененным состояниям сознания, которые порождает близость смерти.
И третий: понять экстремальное явление можно лишь сформировав особое объемное сознание, сочетающее в себе ключевые регулярные и экстремальные характеристики. Это сознание может быть сформировано при использовании специальных деконцентративных психотехнологий, которые должны включаться в процесс профессиональной подготовки экстремолога (рис.1, 2).
Экстремальное явление побуждает его участников перед лицом вероятной гибели искать новые способы, обеспечивающие выживаемость в экстремальной зоне. Это связано с преодолением обычных стереотипов поведения и принятия решений, т.е., с обращением к новым или ранее отвергнутым возможностям нестандартных решений. Такие решения становятся реальными за счет дедифференцировки и деспециализации основных психических механизмов участников, и возникшее в результате особое переживание внезапно расширившихся возможностей мотивирует определенную часть участников экстремальных явлений на все новые и новые повторения экстремального опыта.
Применим эти положения к нашей теме. Экстремистское сообщество принадлежит экстремальной зоне. Во-первых, оно стремится уничтожить прежнюю идентичность, стремится столь радикально изменить общество, что его новая форма не может восприниматься как продолжение старого. Во-вторых, его члены не идентифицируют себя в качестве членов легитимного общества, а значит внутренне находятся за пределами регулярного общества. В-третьих, экстремистское сообщество действует нелегитимными методами (восстания, перевороты, террор) и тем самым подвергает своих членов реальной угрозе гибели или изоляции.
Экстремистское сообщество не может быть адекватно понято и описано только с позиции регулярного мира. Понимание экстремизма доступно только экстремистскому сознанию. Экстремистское сообщество должно быть понято изнутри и описано как всякое иное человеческое сообщество со своим специфическим языком, картиной Мира и системой ценностей. В противном случае изучение экстремизма подменяется его пропагандистской дискредитацией, мешающей адекватной оценке как его носителей, так и того места, которое занимает экстремизм в социокультурной системе.
При ближайшем рассмотрении оказывается, что экстремистские идеологии и практика оказываются привлекательными для многих творческих, интеллектуальных и активных людей. Этот феномен становится понятным, если вспомнить, что предлагает человеку любая экстремальная зона - восстановление мира возможностей в противовес уже состоявшемуся варианту - одному из множества возможных. Соблазн создать новый мир взамен существующего, но не этим - творческим и активным - человеком созданного, бывает трудно преодолимым для указанной части людей, становящихся идеологами, организаторами, а зачастую и исполнителями различных экстремистских акций.
Шанс на реализацию потребности в создании нового, иного мира проливает свет и на то, какое место занимают экстремистские сообщества в государстве и культуре. Располагая радикально иными и неприемлемыми для регулярного мира идеями и планами, экстремистское сообщество создает резерв возможностей для общества, переживающего катастрофу. Катастрофу - необратимый распад всей социокультурной системы следует отличать от кризиса, который разрешается силами самой регулярности за счет смены элит или прихода к власти легитимной, системной оппозиции. Экстремисты приходят к власти, когда исчерпываются все потенции регулярной зоны и, погрузив все общество в экстремальную зону, создают новую регулярность (рис.3 и 4).
Таким образом, экстремизм, представляя собой опасное и нежелательное явление для любого общества, оказывается его необходимым компонентом с точки зрения позиции, надстроенной над процессом смены обществ, понимаемых как единое связное процессуальное целое. В этом заключается глубокая парадоксальность феномена экстремизма - с ним необходимо бороться любой регулярности, которая хочет продлить свое существование и, вместе с тем, экстремизм необходим на случай социальной катастрофы как тот фактор, который восстановит общество на новой основе.

Предлагаемый взгляд на проблему экстремизма не может служить руководством к действию правоохранительных органов - их задача как раз и заключается в сохранении существующей регулярности. Но экстремолог должен совместить в своем сознании одновременно парадоксально сочетание неприемлемости экстремизма для локальной регулярности и понимание его необходимости (в качестве своего рода запасного парашюта) для более широкой метарегулярности.
Экстремолог должен сам быть экстремистом, иначе он не поймет экстремизм изнутри и не будет располагать экспертным знанием предмета своего изучения. Но не только экстремистом, иначе у него не было бы потребности в формировании не только прямого знания экстремальной зоны, но и знания об экстремальной зоне. Статус собственно экстремолога, т.е. специалиста, изучающего жизнь и закономерности динамики экстремистских сообществ, он получает только в регулярном мире, принадлежа ему какой-то своей частью и принимая законы и ценности регулярного мира. Именно у регулярного мира есть потребность в знании и понимания феномена экстремизма. При этом экстремолог не есть агент регулярности в экстремальности, он принадлежит обоим мирам и обладает преимуществом понимания их обоих.
Такой подход дает возможность занять некоторую метапозицию, с которой видится стратегическая необходимость наличия экстремистских ресурсов в обществе и определяются рычаги воздействия на развитие сложной социокультурной метасистемы, в включающей в себя и регулярный и экстремальные аспекты. При наличии такого взгляда мы получаем шанс не только какое-то время избегать катастрофы социальной системы, но и управлять поведением регулярно-экстремальной метасистемы в условиях катастрофы и тем самым сохранить преемственность прежних и радикально новых форм социальной и культурной жизни (рис.5).
Можно говорить об экстремистских ресурсах общества, понимая под этим наличие в политически маргинальных слоях различных радикальных и, может быть, экзотических идей и планов. Общество с такими ресурсами оказывается более устойчивым, чем то, которое ими не располагает. Но для того, чтобы эта устойчивость могла быть относительно безболезненно реализована и экстремистские ресурсы использовались по назначению, необходимо разрабатывать систему подготовки специфического слоя элиты, способной такому метауправлению или, по крайней мере, не бояться рассмотрения спорных и, может быть, не всегда "политкорректных" тем.

понять экстремальное явление можно лишь сформировав особое объемное сознание, сочетающее в себе ключевые регулярные и экстремальные характеристики. Это сознание может быть сформировано при использовании специальных деконцентративных психотехнологий, которые должны включаться в процесс профессиональной подготовки экстремолога

понять экстремальное явление можно лишь сформировав особое объемное сознание, сочетающее в себе ключевые регулярные и экстремальные характеристики. Это сознание может быть сформировано при использовании специальных деконцентративных психотехнологий, которые должны включаться в процесс профессиональной подготовки экстремолога

Располагая радикально иными и неприемлемыми для регулярного мира идеями и планами, экстремистское сообщество создает резерв возможностей для общества, переживающего катастрофу. Катастрофу - необратимый распад всей социокультурной системы следует отличать от кризиса, который разрешается силами самой регулярности за счет смены элит или прихода к власти легитимной, системной оппозиции. Экстремисты приходят к власти, когда исчерпываются все потенции регулярной зоны и, погрузив все общество в экстремальную зону, создают новую регулярность

Располагая радикально иными и неприемлемыми для регулярного мира идеями и планами, экстремистское сообщество создает резерв возможностей для общества, переживающего катастрофу. Катастрофу - необратимый распад всей социокультурной системы следует отличать от кризиса, который разрешается силами самой регулярности за счет смены элит или прихода к власти легитимной, системной оппозиции. Экстремисты приходят к власти, когда исчерпываются все потенции регулярной зоны и, погрузив все общество в экстремальную зону, создают новую регулярность

Можно говорить об экстремистских ресурсах общества, понимая под этим наличие в политически маргинальных слоях различных радикальных и, может быть, экзотических идей и планов. Общество с такими ресурсами оказывается более устойчивым, чем то, которое ими не располагает. Но для того, чтобы эта устойчивость могла быть относительно безболезненно реализована и экстремистские ресурсы использовались по назначению, необходимо разрабатывать систему подготовки специфического слоя элиты, способной такому метауправлению или, по крайней мере, не бояться рассмотрения спорных и, может быть, не всегда "политкорректных" тем

Реклама:


Вверх.

На главную страницу.