Чудотворная Тихвинская икона Богородицы в Кашкаранцах

Божиим провидением в Тихвинском храме поморского северного села Кашкаранцы после пожара 1885 года сохранились лишь две иконы — Тихвинской Божией Матери и святителя Николая Чудотворца. Спустя три года Своим образом, храмовой иконой Тихвинской, Царица Небесная явила великое чудо спасения села от страшной катастрофы...

Зимой 1888 года, 5 (18) января, в Крещенский сочельник, около трёх часов ночи жители села Кашкаранцы, расположенного на Терском берегу Белого моря, были разбужены странным и пугающим гулом, надвигавшимся со стороны моря, сила которого угрожающе нарастала. Когда же гул перерос в страшный грохот, похожий на пушечную канонаду, и жители села с факелами высыпали из домов, им открылась ужасающая картина: со стороны моря на берег надвигались горы льда небывалого размера.

Ледяные массы «возвышались горными уступами на 5, и даже 8 сажен высоты», что в переводе на метрическую систему составляет 10,5 и 17 метров соответственно. Для примера: стандартная высота пятиэтажного дома - 11-12 метров.

Самым странным при этом являлось то, что не было никаких объективных причин для движения льда на берег, для появления ледяных гор столь фантастической высоты. Стояла спокойная зимняя погода, дул тихий северо-западный ветер. Изучавшие впоследствии этот факт исследователи так и не нашли вразумительного объяснения причин того небывалого явления.

Как сообщали очевидцы этих событий, всем стало понятно, что «Кашкаранцы постигло небывалое до сих пор бедствие» («Архангельские губернские ведомости».1888, №14). Это - научная, мирская оценка фантастического природного явления.

О духовной, мистической подоплёке происходившего можно сказать, что здесь налицо был некий небывалый всплеск извечного и жестокого противостояния между благодатной силой христианских святынь и мрачной злобой сил тьмы, безраздельно владевшей этими землями с незапамятных времён.

В эту ночь, накануне великого церковного праздника Крещения Господня, будто вся древняя нечисть этих берегов, колдовское воинство лопарской богини Лоухи, решили дать бой Кашкаранским святыням, смести с лица земли селение, основавшееся вокруг мощей трёх преподобных иноков.

Как только жители села осмыслили весь ужас происходящего, было решено срочно послать в Варзуту за священником. В это время настоятелем церквей обоих сёл - Варзуги и Кашкаранцев - был иерей Михаил Истомин. К слову сказать, могила его жены, матушки Анны Истоминой, единственная, сохранившаяся до наших дней из всех многочисленных могил, что были рядом с Варзугской Успенской церковью.

«Привыкшие к борьбе с морской стихией поморы вздумали было отстаивать свои родные очаги, - писал некий корреспондент газеты, - но борьба с такой всесокрушающей силой природы оказалась совершенно безуспешной». Все попытки спасти своё селение лишь сильнее выявляли страшную силу движущихся ледяных громад, ломавших брёвна, как спички. К этому времени ледяные горы уже превратили в деревянную пыль 41 карбас жителей села и два торговых судна.

К моменту прибытия в Кашкаранцы отца Михаила Истомина жители села пребывали в состоянии полного смятения и ужаса. Ледяные горы успели поглотить 27 амбаров со съестными припасами и рыболовными снастями, 11 бань и шесть дворов с хлевами. Лёд приступил к уничтожению жилищ поморов - два ближайших к морю дома вместе со скотными дворами превратились в труху. Ледяные громады уже нависали над церковью. Священник обратился к народу, призвав всех собраться в храме и всем миром вознести молитву ко Господу о спасении кашкаранцев.

Всё село устремилось в церковь, где начался слёзный молебен. Люди молились так, как не молились ещё никогда в жизни - всем сердцем. Из Тихвинской церкви жители вышли крестным ходом с иконами, крестами и хоругвями. Впереди несли главную надежду и святыню села - Тихвинскую икону Божией Матери - давнюю заступницу кашкаранцев и всего Русского Севера. Люди встали перед ледяными громадами. Впереди держали икону два помора - староста села и дьячок церкви. Священник запел, и люди горячо подхватили самую любимую народную песнь-молитву православных христиан ко Пресвятой Богородице: «Царица моя Преблагая, надежда моя Богородице...»

Рокочущая, страшная и неумолимая ледяная стихия приблизилась вплотную к стоящим насмерть с верой в душе людям. Кто-то стал отодвигать назад детишек, пряча их поглубже в толпу. Люди смыкали ряды и пели. Казалось, ещё мгновение - и ледяные глыбы обрушатся со страшной высоты и раздавят наивных смельчаков... И тут вдруг что-то произошло, что-то изменилось. Люди не сразу даже поняли - что. А это наступила тишина - лёд встал. Он даже двинулся назад, как бы пятясь, отступая от необоримой силы христианской веры.

Какое-то время все стояли, замерев и затаив дыхание. Прислушивались, боялись поверить, что наваждение, кошмар этой ночи закончился, их молитва услышана, и Господь сохранил родные Кашкаранцы заступничеством Тихвинской иконы Божией Матери. Небывалая радость охватила всех, люди обнимались и плакали. Кто-то бросился обнимать священника, кто-то еще продолжал недоверчиво глядеть на застывшие, уходящие в небеса ледяные громады...

Отец Михаил подошёл к иконе, земно поклонился Царице Небесной и отошёл в сторону, смахивая слёзы, встал на колени. За ним с молитвой опускались на колени все жители села. И долго ещё стояли с иконой два помора, пока каждый из сельчан не подошёл к чудотворному образу, целуя его и благодаря Божию Матерь -Заступницу и Спасительницу этого древнего села, что на Терском берегу, на Кашкаранском наволоке.

Масштаб небывалого природного катаклизма, случившегося в Кашкаранцах в ночь с 4 на 5 января 1888 года, стало возможным оценить лишь когда окончательно рассвело. Ночное ледяное наступление шло на село с моря фронтом шириной около километра. От моря, от полосы границы максимального морского воздействия на берег волнами и приливами, ледяные горы сумели продвинуться в направлении села на 150 метров.

Как сообщали в Архангельских губернских ведомостях очевидцы, «движения льда в таком громадном количестве и с такими ужасными последствиями не помнит никто из старожилов всего Терского берега, так что описанное бедствие в полном смысле -явление совершенно небывалое».

И в памяти жителей села «небывалость» этого явления навсегда осталась связанной с чувством благодарности к Тихвинской иконе Божией Матери и верой в Её неизменное заступничество за село Кашкаранцы.

Игумен Митрофан (Баданин)

Источник: Русский дом, 01/2009

"... На Кольском Севере издавна поклонялись трем святым – Аксию, Авксентию и Тарасию. Раньше всех появился на Кольской земле Аксий (имя Аксий не канонично, предполагается, что полное святое имя первого кашкаранского инока было Астерий). Села Кашкаранцы еще не было, а на мыс Кашкаранский наволок уже приходили люди на промысел морского зверя и на ловлю рыбы. Монаший скит, где жил монах Аксий, был в свое время основан монахами Николо-Карельского монастыря (этот монастырь находился в устье реки Двины в Архангельской области). Монахи-архангелогородцы были традиционно хорошими мореходами и имели поселения на берегах Кольского п-ва. На своих кораблях они ходили вокруг него, даже заходили в Колу. И вот в ходе миссионерского освоения поморских земель и был построен скит на Кашкаранском наволоке. У старца просили удачи рыбаки в тяжелом морском деле. А прославился Аксий тем, что своими молитвами лечил цингу (в те времена еще не было понятия «витамин С» и с цингой боролись только молитвами). Вскоре Аксий сам заболел и умер. Это событие глубоко опечалило терских промышленников. Каждый из них посчитал необходимым попрощаться с почившим кашкаранским подвижником. И тут все стали замечать, что кто бы из больных цингой не приходил к гробу попрощаться с усопшим монахом, от гроба отходили уже здоровыми. И таким образом болезнь на всем берегу отступила и более не распространялась.

Об этих чудесах исцеления стало известно духовным властям Соловецкого монастыря. Ими было принято решение захоронить Аксия у себя на Соловках.

Поморский кАрбас с телом почившего монаха в ночь «при способном ветре» отошел от Кашкаранского наволока с расчетом к утру быть на Соловках. Шли под парусами всю ночь, а на рассвете обнаружили, что они все еще стоят на месте. Для опытных северных мореходов такое событие явилось небывалым чудом и вызвало настоящее потрясение. Все произошедшее было истолковано как указание Божье о захоронении тела инока именно здесь, в Кашкаранцах. Место могилы стало весьма почитаемо всеми промышленниками, приходившими в эти края на лов.

А что сделали Авксентий и Тарасий, что их признали святыми? Если Аксий изгнал из края цингу, то Авксентий и Тарасий имели власть над местными «нечистыми духами». Их молитвами были прекращены жуткие ночные видения, явления древних покойников и прочих привидений. Кашкаранские тони всегда считались особенно нечистым местом. Над могилой Аксия, Авксентия и Тарасия были поставлены кресты и захоронение это очень почиталось поморским людом. Считалось, что для благополучного промысла морского зверя и рыбы нужно помолиться у могил кашкаранских иноков.

В дальнейшем над могилой трех святых появляется часовня, а затем и церковь. Церковь была освящена в честь Явления иконы Тихвинской Божьей Матери. Именно Явления, а не просто иконы. Что нам рассказала Ирина: в 16 веке среди поморских добытчиков морского зверя распространилось известие о чудесном спасении одной промысловой артели. 23 промышленника добывали морского зверя на весьма далеком расстоянии от берега. Зима пришла внезапно (как это знакомо современным горожанам!!), налетел шторм. Артель высадилась на безлюдном берегу. Есть было нечего, в море по причине погоды не выйти. Стали появляться мысли о смерти. Но тут рыбаки вспомнили, что им рассказывали о чудотворной иконе Божьей Матери в славном Тихвинском монастыре, что эта икона творит чудеса. И стали рыбаки молиться от избавления от голодной смерти. Однажды ночью одному из промышленников явилась пресвятая Богородица и дала повеление утолять голод травой, растущей на берегу. Называлась та травка «пучка». Богородица одобрила несчастных словами о скором избавлении от приключившейся беды. Очнувшись ото сна, рассказал дивный сон своим товарищам, и промышленники стали есть траву. И была трава необычайно вкусной и сытной. Артельщики дали обет перед господом, что как только избавятся этого плена, то дойдут до святой Тихвинской обители и поклонятся дивному образу. Через 20 дней погода улучшилась, ветер переменился. Мореходы достигли родных берегов и в благодарность за спасение поставили в Кашкаранцах первую часовню, как раз над могилами трех святых. Часовня была срублена очень вместительная, т.к. многочисленные промысловые артели, прежде чем уйти в море на опасный промысел, молились Божьей Матери Одигитрии Тихвинской и как прежде просили помощи у трех Преподобных иноков.

В 19 веке с расширением рыбацкого поселения в Кашкаранцах, часовня была перестроена в церковь. Но случился по неизвестной причине большой пожар и церковь сгорела. В огне погибло все убранство церкви, уцелела лишь Тихвинская икона Божьей Матери и икона святого Николая Чудотворца. Когда мы еще весной с подругой были в Тихвине в монастыре, то тамошний гид рассказывала нам, что все тихвинские храмы (т.е., имеющие икону Тихвинской Богоматери) повелением Царицы Небесной регулярно «очищаются огнем» из-за умножения людских грехов. Рассказы двух гидов пересеклись между собой.

Осталось село без храма. Средств на постройку нового нет. И как вы думаете разрешилась сия проблема? Кто дал деньги? Польский купец, некий Конрад Галтер. Причем здесь католик – поляк? Мало мы им наваляли в 1612 году под Москвой? А купец этот на своем судне потерпел крушение в шторм, чудом достиг кашкаранского берега и был спасен жителями села. В благодарность за это польский купец дал денег на новую церковь. Здание это стоит и поныне.

Село встретило нас шквальным ветром, солеными морскими брызгами и окрестными пейзажами, напоминающими голландские гравюры трехвековой давности. На самом мысе, далеко выдающимся в море, стоит маяк. К слову сказать, из операторов мобильной связи здесь в почете МТС, его вышки повсюду. Ветер был такой, что все мы с удовольствием надели на головы платки и шапки, даже напоминать не пришлось. Церковь была закрыта, Ирина сходила за смотрительницей, нам впустили внутрь. В тишине, в полумраке слышно было только как капли воды шлепались о деревянный пол, стекая по проводам с прохудившейся крыши. Даже свет включать страшновато…

Когда то здесь был сельский клуб. В 1932 году комсомольские активисты провели перед церковью важное мероприятие – сожжение икон и церковной утвари. Сожгли почти все, но чудотворная икона Тихвинской Божьей Матери как сквозь землю провалилась. Так ее и не нашли. Прошло 35 лет. Летом 1967 года четырехлетний мальчик, играя с друзьями, забежал в клуб. И вдруг, сам по себе, от стены отвалился стенд с фотографиями передовиков производства. Он упал прямо на мальчика, углом доски разбив ему губу. Ребенок заревел что было сил. Все сбежались ему на помощь. Но тут перед взором остолбеневших взрослых предстала удивительная картина – стенд оказался не стендом, а той самой иконой, которую не могли найти уже много лет. Я не сказала раньше, но икона Тихвинской Божьей Матери в этой церкви не такая, какой я привыкла видеть иконы. Богородица изображена в полный рост, поэтому неизвестный спаситель перевернул эту большую икону, покрасил веселой зелёненькой краской обратную сторону доски и … прибил к деревянной стене храма образом внутрь. Получился добротный стенд. Вот так икона спаслась от огня. Кто был тот человек – неизвестно. Обнаруженную икону отправили в Варзугу, в Успенскую церковь и засунули на чердак. Еще 30 лет она пылилась там без дела, пока в России не стали восстанавливать церкви...."

Источник: http://globalot.ru/Review?id=76833

Вверх.

На главную страницу.