Вид на гору Сейдпахк и долину озера Сейдъявр со склона горы Сулейпахк. Август 2001

Вид на гору Сейдпахк и долину озера Сейдъявр со склона горы Сулейпахк. Август 2001

Вид на северо-запад от геодезического знака на вершине горы Сейдпахк. Август 2001

Вид на северо-запад от геодезического знака на вершине горы Сейдпахк. Август 2001

Вид на север от геодезического знака на вершине горы Сейдпахк. Август 2001

Вид на север от геодезического знака на вершине горы Сейдпахк. Август 2001

Вид на северо-восток от геодезического знака на вершине горы Сейдпахк. Август 2001

Вид на северо-восток от геодезического знака на вершине горы Сейдпахк. Август 2001

Вид на восток от геодезического знака на вершине горы Сейдпахк. Август 2001

Вид на восток от геодезического знака на вершине горы Сейдпахк. Август 2001

На склоне горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

На склоне горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

На склоне горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

На склоне горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

Вид с горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

Вид с горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

Вид с вершины горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

Вид с вершины горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

На горе Сейдпахк. Фото Любомира Дереша. Август 2007 года

На горе Сейдпахк. Фото Любомира Дереша. Август 2007 года

Два философа на горе Сейдпахк. Фото Любомира Дереша. Август 2007 года

Два философа на горе Сейдпахк. Фото Любомира Дереша. Август 2007 года

Вид на восточный склон горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

Вид на восточный склон горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

Вид на восточный склон горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

Вид на восточный склон горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

На склоне горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

На склоне горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

На склоне горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

На склоне горы Сейдпахк. Фото Борея. Август 2007

Сейдпахк - гора. К западу от Серебрянского водохранилища ГЭС II, на северном берегу озера Сейдъявр. Абсолютная высота 309 метров.

Гора Сейдпахк на топографических картах:

"Наряду с магией воображение древних саамов привлекают к себе сейды-фетиши. На вопрос, что означает сейд, современные саамы дают весьма неопределенные ответы: "Это камень такой, как будто человек"; "Сейдом у нас раньше считали такие камни, как будто в них что-то было"; "Глупые были, вот и молились сейдам. Камень и камень, ничего в нем нет. Однако, хорошо помогали: и рыб, и зверя, и птиц помногу доставали".

Еще и до сих пор в любом селении укажут на два-три камня, считавшиеся сейдами. Иногда указывают, как на сейд, на гору, хотя сейдом, вероятно, была не гора, а камень на ней.

Сейды как вещественное выражение древнейших верований саамов распространены были в равной мере как среди саамов России, так и зарубежных. Сейд обычно являлся объектом почитания всего селения и, по-видимому, был связан с почитанием предков-родоначальников. Самое слово "сейд" этимологически увязывается с обозначением селения, может быть, рода – "спит". Обстоятельства окаменения – испуг от неожиданного окрика, гнев на родственников или единственный выход при преследовании врагов.

Окаменение, как следствие волшебных чар более сильных колдунов, встречается реже в преданиях. Есть основания полагать, что распространение сейдов зависело от распространения охотничьих и рыболовных угодий. Есть упоминания, что с возникновением оленеводства благодетельное влияние сейдов распространено также и на стада прирученных оленей. Указываемые ныне сейды расположены вблизи рыболовных и охотничьих угодий саамов.

Первоначально сейды были, несомненно, родовыми фетишами. По мере дробления родовых угодий сейды превращались в семейные фетиши. Сейд, в отличие от вещественных объектов магии, является объектом поклонения и почитания. Прежде всего человек считается с интересами сейда. Сейд не только требует уважения к себе, но и соблюдения известных правил в районе своего влияния, в особенности же поблизости, на виду. Соблюдение тишины, безусловное воздержание от ругани и даже шуток – повсеместно распространенные правила. Сейд, кроме того, любит подарки и пищу, любимую саамами. Взамен оказываемого внимания он загоняет в сети рыбу, помогает на охоте и выпасе оленей. За невнимание, насмешки и грубость сейд жестоко наказывает виновных не только лишением промыслов, но также и болезнями и даже смертью."

Николай Волков. "Магия, фетишизм и анимизм саамов". 1947 г. Альманах "Живая Арктика" №1 2000 г.

"Необходимость существования таких семейных жрецов будет особенно очевидной, если мы посмотрим на тех божеств, которым приносились жертвы лопарями. Кроме богов солнца, грома и др., лопарям чаще всего приходилось жертвовать священным камням. Мало того. Сведения о жертвоприношениях солнцу и грому относятся далеко не ко всем местностям Лапландии и, по-видимому, преобладающим культом оставался культ этих священных камней. Эти камни одними писателями называются сторьюнкаре , другими — сейтами , сейдами . Очевидно, слово “сторьюнкаре” не лопарское, а заимствованное от соседей скандинавов; но уже сам перевод этого слова — “великий господин” заслуживает внимания: ясно, что все эти камни считались божествами сильными. Но слово “сторьюнкаре” заменялось обыкновенно словом “сейта”.

Что такое сейта? Уже Моне делает следующее предположение: “Они (лопари)… имели родовые сказания о сейтах, и уже имя умерших ситте или сите доказывает связь их с сейтами, откуда происходит учение о душах. Душа делалась таким образом высшим духом, сторьюнкаре, домашним богом)”. Этому предположению Моне вполне соответствует предположение Кастрена. Он указывает на то, что в тех местностях Лапландии, которые [46] населены финнами, эти сейды иногда носят название Kentta-Kiwet, происходящее от финских слов: Kentta — стоянка и Kiwe (мн. Kiwet) — камень, и именно это название, заключает он, доказывает, что можно было бы принять и из других оснований,— что сейды было бы принять и из других оснований,— что сейды были пенатами лопарей)”. Дюбен считает сейдов также пенатами. Вероятно, говорит он, что некогда отмечали жилище мертвых камнем, как бы в виде могильного памятника. Эти камни стояли одиноко и были рассеяны тут и там. Около этих камней приносились жертвы в честь покойников. Священные камни сделались впоследствии сейтар по мере того, как с течением времени воспоминание о их первоначальном значении ослабилось и развился антропоморфизм. Тогда стали воздвигать сейды под давлением совершенно другой идеи. Им не придавали больше значения памятников, воздвигнутых в честь предков; их считали богами предков. Камень наделили способностью жить, двигаться, есть и пить, причинять несчастье. Он принадлежал личности, семье, роду. Лишним доказательством значения сейдов как божеств родовых может служить и то обстоятельство, что женщины не только не имели права присутствовать при жертвоприношениях, но не смели даже приближаться к месту, на котором стоял сейд. Мысль, что женщина, происходящая из другого рода, является по отношению к родовому божеству существом не чистым, оскверняющим своим присутствием святое место, столь общая у всех некультурных народностей, сквозит и здесь. Интересным является и то, что по отношению к священному бубну существовали те же мнения. Бубен считали предметом столь священным, что ни одна женщина не имела права трогать его. Если женщина пройдет по той дороге, по которой пронесли бубен, она или тотчас умрет, или захворает, или на нее обрушится вообще какое-нибудь несчастье. Но [47] опасность проходить по дороге, по которой пронесли бубен, прекращается для женщины по прошествии трех дней. Как семейная святыня, бубен при перекочёвках перевозился по дорогам тайным, по которым обыкновенно никто не ходил. Были ли сейды (священные камни) памятниками над могилами предков или нет — определенно сказать нельзя, хотя наиболее вероятным объяснением происхождения их и является предположение Дюбена. В самом деле, если мы впоследствии и встречаемся с верованиями в сейдов как в богов, имеющих вид камней, или колдунов, обращённых за неисполнение точных правил при колдовстве в сейдов, если употребительными являются помазания яствами и питьем священного камня, — все это еще не служит опровержением теории происхождения сейдов от могильных памятников, и поклонения им — от поклонения лежащим под этими камнями предкам. Мало того, вероятнее предположить, что лопари, подобно многим другим народностям, останавливались при своих перекочевках именно на местах, на которых были похоронены их предки, что обмазывание жиром камней явилось лишь символическим кормлением умерших предков, подобно тому, как у других народов обычай положения предметов обихода в могилу заменился высечением или вырисовыванием на могильном камне изображений этих предметов. Но даже кроме сейдов у лопарей были еще особые домашние духи. По словам Иоанна Торнея, лопарские семьи имели каждая своего духа, отличного от духов остальных семей, враждебных даже духам прочих семей. Не только отдельные семьи имеют духов, но даже и отдельные лица имеют их, либо одного, либо нескольких, которые и защищают их от козней духов прочих лиц и даже вредят другим людям. Эти домашние духи живут под очагом; им приносят жертвы. Шеффер передает, что умерших [48] называли именем ситте , но что не делали ихизображений. Им приносили жертвы, выбирая эти жертвы при посредстве бубна; указанному бубном животному до жертвоприношения прокалывали правое ухо и вводили в прокол чёрную нитку."

Николай Харузин "О нойдах у древних и современных лопарей." Этнографическое обозрение. Периодическое издание Этнографического Отдела Императорского Общества Любителей естествознания, Антропологиии и Этнографии состоящего при Московском Университете. Москва 1889 г.

Реклама:

Сейдпахк - гора. К западу от Серебрянского водохранилища ГЭС II, на северном берегу озера Сейдъявр. Абсолютная высота 309 метров. Гора Сейдпахк на карте двухкилометровке

Гора Сейдпахк на карте двухкилометровке

Реклама:

Гора Сейдпахк на карте километровке

Гора Сейдпахк на карте километровке

Реклама:

Вверх.

На главную страницу.