Варварская энциклопедия: Император Максимилиан I

А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, Й, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ы, Э, Ю, Я.

Иллюстрация к "Вейскунигу", № 5. Ганс Бургмайар. Ксилография. Западная Европа, вторая половина XVIII века - купить по выгодной цене в разделе антиквариат, винтаж, искусство интернет-магазина OZON.ruИллюстрация к "Вейскунигу", № 5. Ганс Бургмайар. Ксилография. Западная Европа, вторая половина XVIII века - купить по выгодной цене в разделе антиквариат, винтаж, искусство интернет-магазина OZON.ru
Иллюстрация к "Вейскунигу", № 4. Ганс Бургмайар. Ксилография. Западная Европа, вторая половина XVIII века - купить по выгодной цене в разделе антиквариат, винтаж, искусство интернет-магазина OZON.ruИллюстрация к "Вейскунигу", № 4. Ганс Бургмайар. Ксилография. Западная Европа, вторая половина XVIII века - купить по выгодной цене в разделе антиквариат, винтаж, искусство интернет-магазина OZON.ru

Бернхард Штригель. Портрет императора Максимилиана и его семьи. После 1515. Вена, Kunsthistorisches Museum

Бернхард Штригель. Портрет императора Максимилиана и его семьи. После 1515. Вена, Kunsthistorisches Museum

Альбрехт Дюрер. Портрет императора Максимилиана I. 1519. Вена. Kunsthistorisches Museum Альбрехт Дюрер. Портрет императора Максимилиана I. 1519. Вена. Kunsthistorisches Museum
Портрет Северного Возрождения. Лука Лейденский. Портрет императора Максимилиана I. 1520  Лука Лейденский. Портрет императора Максимилиана I. 1520 
Питер Пауль Рубенс. Портрет императора Максимилиана I. Около 1618. Питер Пауль Рубенс. Портрет императора Максимилиана I. Около 1618.
Ангус МакБрайд. Максимилиан I и Зигмунд фон Велсперг. Ангус МакБрайд. Максимилиан I и Зигмунд фон Велсперг.

Концепция Максимилиана

bohemicus 23 марта, 2014

Самые интересные историософские мысли часто обнаруживаются не в фундаментальных теоретических трудах, а в исследованиях, посвящённых частным историческим вопросам. Иногда они между делом высказываются не историками, но авторами, занятыми смежной тематикой. Например, биографическая книга о Максимилиане I Габсбургe, написанная в 2002 году баварской германисткой Зигрид-Марией Гроссинг, начинается с весьма любопытного замечания:

"Максимилиана можно считать отцом одного института, которому в наше время часы отбивают последние дни. Он дал жизнь чиновничеству. На благо государства стали трудиться опытные, полностью зависимые от государя люди. Концепция Максимилиана продержалась несколько столетий, и половина Европы училась у Австрии."

Австрийский эрцгерцог и римский император Максимилиан I жил в 1459-1519 годах. Принятие тезиса о возникновении феномена бюрократии при жизни этого государя ставит под сомнение некоторые элементы привычной картины средневековой истории. Например, возникает вопрос: что же представляли собой средневековые королевства и империи, если в них отсутствовалo чиновничество? Можно ли считать их государствами в нашем смысле слова?

Для ответа на этот вопрос я позволю себе дать слово другому государю - нашему современнику, принадлежащему к династии, воцарившейся в незапамятном прошлом и ненамеренной покидать страницы истории в обозримом будущем. В 2009 году Ганс-Адам II, князь Лихтенштейнский, издал преисполненную монаршьей мудрости книгу "Государство в третьем тысячелетии". О временах Максимилиана I в ней можно прочесть следующее:

"Около 1500 года от Рождества Христова закончилась историческая эпоха, длившаяся примерно десять тысяч лет. В 1453 году турецкая артиллерия уничтожила стены Константинополя. B военном деле произошло более принципиальное изменение , чем появление кавалерии. Развитие артиллерии решительным образом нарушило военное равновесие в пользу нападающей стороны, а тем самым - в пользу крупнoгo государствa."

Ганс-Адам II поясняет, что он имеет в виду, говоря о конце эпохи длиной в десять тысяч лет. От возникновения первых укреплённых поселений, которое князь относит примерно к 8000 году до нашей эры, и до появления в XV веке эффективной артиллерии, окружённые стенами города имели возможность успешно выдерживать длительные осады даже в ситуации, когда противник располагал многократным численным и материальным перевесом. Кроме того, в силу неразвитости коммуникаций и чрезмерности расходов на логистикy, удержать захваченную территорию было ещё труднее, чем завоевать её. Поэтому в древности создать жизнеспособные империи удалось только египтянам, римлянам и китайцам. Принято считать, что в средние века массированное использование кавалерии позволило гуннам или монголам решить логистические проблемы и совершить завоевательные походы на огромные расстояния, но они оказались не в состоянии образовать стабильные политические и экономические структуры.

Иными словами, эпоха государств (или, по крайней мере, государств в нашем смысле слова) наступила только после переворота в военном деле, произведённого распространением огнестрельного пороха. А также после появления бюрократии, которое связано с именем Максимилиана I Габсбурга, и создания регулярной армии, которое обычно приписывается французскому королю Людовику XI, бывшему непримиримым противником означенного Максимилиана.

Пока стены могли защитить свободу городoв, иx принадлежность к более крупным территориальным образованиям носила весьма условный характер. Примерно это я имел в виду, когда утверждал в постax Il Cimitero di Praga: Контекст и автор и Недоразумение-II: Молодые львы, что история средних веков написана из рук вон плохо, а специалист по средневековью - это в первую очередь специалист по фальсификациям. Ведь основной объект изучения медиевистов - это призрачные средневековые государства, в то время как реальными субъектами истории были города. Иллюзорность историографии средневековья разительно контрастирует c реализмoм истории античности, сделавшей объектом своего изучения греческие, италийские, пунические и т.д. полисы.

Известная нам история средних веков была почти целиком написана в XVIII-XIX веках. Авторы того времени имели тенденцию смотреть на прошлое под углом собственных политических интересов и осовременивать средневековье, перенося на него реалии последующих времён. Феномен восприятия ранних эпох через призму более поздних достаточно широко известен. Даже визуальный образ того или иного периода часто бывает совершенно анахроничным, не говоря уже о таких тонкостях, как детали происходивших в этот период политических и социальных процессов. Любой историк знает, что массовое сознание судит о республиканском Римe по Риму императорскому, а о греческой классике - по эллинизму. В случае со средневековьем ситуация усугyбляется наличием целого корпуса политически мотивированных фальсификатов.

Государства и церкви стремились максимально удревнить собственную историю и преувеличить своё значение в прошлом. Приведу два хрестоматийных примера.

Утверждается, что католическая церковь обосновывала свои претензии на господство над западным миром при помощи мегаломанской подделки - Donatio Constantini . Якобы в IV веке император Константин, переезжая на Восток, даровал римским папам Латеранский дворец, Рим, Италию и весь Запад. Считается, что фальсификат был изготовлен папской курией в VIII столетии и разоблачён гуманистом Лоренцо делла Валлою в 1440 году в "Рассуждении о подложности так называемого Константинова дара".

При этом осуществление сенсационного разоблачения не помешало Валле в 1448 году получить в Риме должности апостолического секретаря и каноника Латеранской базилики. Данное обстоятельство наводит на мысль, что реальной целью "разоблачения" могло быть доказательство существования в VIII веке курии, способной что-то фальсифицировать. Однако это ещё не всё. Валла умер в 1457 году, а его "Расcуждение" было впервые издано в 1517-м. Невольно возникает вопрос: а знал ли сам Валла, что он кого-то разоблачил, или эта честь была приписана ему посмертно? Нет никаких сомнений, что "Константинов дар" - фальсификат, но не исключено, что сфальсифицированы были и факт его фальсификации в VIII веке, и факт разоблачения фальсификации в XV столетии .

Второй, ещё более яркий пример, касается габсбургской империи. Юридическoй основой существования австрийской монархии был корпус фальсификатов, известный под названием Privilegium Maius. В "Большую привилегию" входят письма Юлия Цезаря и Нерона, постановления Генриха IV, Фридриха II, Генриха VII и Рудольфа I, а также патент Фридриха Барбароссы Privilegium Minus . За исключением барбароссова патента, все остальные документы официально признаны фальсификатами. Считается, что их изготовил австрийский герцог Рудольф IV в 1358 году в ответ на "Золотую буллу" Карла IV.

"Большая привилегия" устанавливала порядок престолонаследия в габсбургском доме и судопроизводства в габсбургских владениях, а также объявляла любое вмешательство германских королей в австрийские дела незаконным. Люксембурги отказывались признать подлинность Privilegium Maius, но когда императорский трон занял Фридрих III Габсбург, ситуация изменилась. В том самом 1453 году, в котором турецкая артиллерия открыла новую эру в истории государственности, римский император утвердил подделки, ставящие Австрию в положение суверенной державы. Эти фальсификаты считались подлинниками вплоть до XIX века. Фальсификатами их признали только в 1856 году, когда они уже утратили политическое значение.

Данные примеры показывают, что алтари и троны Нового времени были установлены на сфальсифицированных средневековых фундаментах. Говорить о реальной истории святой матери нашей церкви совершенно излишне. Этот институт не от мира сего, он существует в Вечности. Tе, кому открыта небесная Истина, могут себе позволить игнорировать земные правды, включая правду историческую. Однако о реальной истории государств говорить можно и нужно. Хотя бы для того, чтобы понимать, как недавно появился этот институт и как недолго (по историческим меркам) ему осталось существовать. Закат эпохи государств начинается при жизни нашего поколения и займёт лет сто или двести. Описать конец государственной эры предстоит нашим потомкам. Мы же опишем её начало.

Я позволил себе распространить название концепция Максимилиана на идею государства как таковую. Сборник фальсификатов Privilegium Maius утвердил Фридрих III, приходившийся Максимилиану I отцом и вошедший в историю, как последний средневековый император. В eго время города ещё значили всё, a государи и государства не значили почти ничего. При внуках Максимилиана мощь городов была полностью сломлена, а государства стали значить почти всё. Весь процесс занял какие-то четыре поколения, и мне удобнее всего подать его как фон, на котором разыгрывались перипетии судьбы самого Максимилиана, которого его биографы называют основателем габсбургской мировой империи.

Источник: http://bohemicus.livejournal.com/88548.html

Вверх.

На главную страницу.