Варварская энциклопедия: Опьянение: этанол

А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, Й, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ы, Э, Ю, Я. Традиционный принцип работы бродильных танков.

Опьянение: этанол

К сожалению, нельзя ни съесть, ни даже ввести себе внутривенно - ни серотонин, ни дофамин. Они должны вырабатываться внутри головного мозга. Будучи введенными извне, эти вещества не способны преодолеть гематоэнцефалический барьер, защищающий мозг от поступления чужеродных веществ.

Зато гематоэнцефалический барьер замечательно преодолевают никотин, опиаты, и конечно же алкоголь.

В отличие от наркотиков, имеющих к соответствующим рецепторам высокое сродство (например, наркотики опийной группы) молекулы этанола не воздействуют непосредственно на рецепторы, а пропитывают липидный слой мембраны нейрона, разжижают её, вызывая процесс флюидизации. В разрыхлённой мембране рецептор утрачивает опору, его конформация изменяется и возникает ощущение опьянения.

Прием этанола усиливает оборот серотонина. Повышение проницаемости мембран-везикул способствует утечке медиатора в пресинаптическую щель и реализации его эффекта. Оказав действие, он интенсивно расщепляется до 5-оксииндолуксусной кислоты. Уменьшение концентрации серотонина в гипоталамусе служит фактором, усиливающим стремление к выпивке.

Однократный прием алкоголя приводит к активизации процессов образования и использования норадреналина. Содержание его снижается за счет усиления выброса нейромедиатора из везикул и ускоренного его распада. Усилением кругооборота норадреналина в среднем мозге и гипоталамусе объясняется фаза двигательного, вегетативного и эмоционального возбуждения, связанного с употреблением алкоголя. Истощение запасов норадреналина приводит к подавленному состоянию, психической и двигательной заторможенности.

Всем известный синдром алкогольного похмелья вызван интоксикацией организма продуктом окисления этанола - ацетальдегидом , который печень не успевает окончательно расщепить в безвредную уксусную кислоту.

Источник: С. Корниенко.Химия эмоций

Алкоголь в поисках видений ирокезов.

Алкоголь в поисках видений ирокезов

Ирокезы семнадцатого столетия использовали алкоголь, для развития своих мистических способностей. Различные формы использования алкоголя в поиске видений, присутствовали в ирокезской культуре задолго до того, как впервые были описаны.

Упоминания о связи алкоголя и мистики часто встречаются в ранней литературе. Самым интересным источником является «История бренди в Канаде» (L'Histoire de l'Eau-de-Vie au Canada), труд Франсуа Белмона (Francois Vachon de Belmont) (1645-1732), миссионера, проповедующего индейцам Монреаля.

Для него это было моральной проблемой. Он придерживался христианского представления об уникальности человека ввиду существования, у последнего, разума и души и считал, что именно эта причина сделала человека звеном, между небесами и землей, в упорядоченной цепи вселенной…

…Франсуа Белмон верил в явления божественных существ привилегированным смертным, но только в пределах христианской схемы. Пьяный язычник, в его понятии, был человеком, подверженным искушению Сатаной и постоянному давлению своих иррациональных страхов. То, что язычник получал видения, он не сомневался, но отказывался полагать, что эти видения могли принести что-нибудь, кроме вреда. Франсуа Белмон писал, что через опьянение они (индейцы) «испытывают новый вид эйфории, который быстро и эффективно позволяет душе покидать тело». Душа, покинувшая тело, раскрывала во сне свои пожелания и слушала волю духов. Поиск и изучение видений были доминирующей целью подобных практик. Видения вызывались с помощью различных методик: уединение, пост, размышление. Получатель видения интерпретировал их сам или с помощью других. Иезуиты, как и многие христиане, предполагали, что только христианская мораль отличала человека от животного и являлась ответом на все жизненные вопросы; и им был неприятен тот факт, что ирокезы получали ответы, в своих ночных видениях.

В отличие от иезуитов, ирокезы не расценивали временную потерю контроля над разумом и телом как кощунственную. Напротив, они полагали, что, выбираясь «наружу» из обычной человеческой оболочки они проникают внутрь духовной оболочки, и таким образом вступают в более глубокий контакт с реальностью.

Склонность к пьянству и, через него, достижение опьянения, экстаза и эйфории принимались как испытания. Опыт, приводящий к наибольшей эмоциональной встряске, был наиболее ценным. По этому стандарту крик был более существенным, чем вдумчивая и спокойная речь, и сильное опьянение было более важным, чем управляемое, сдержанное поведение.

Транс алкогольного опьянения был подлинным метафизическим открытием. Ирокезы использовали алкоголь, чтобы приобрести духовную власть, развивая свои мистические способности, «обычно сокрушаемые холодными фактами и сухими критическими замечаниями трезвого ума... Состояние опьянения, всего на мгновение, ставит ирокеза один на один с Истиной... Постепенно знание Истины исчезает, однако, смысл и глубокое понимание подобного откровения являются для ирокеза ответом на все вопросы и утверждением правильности языческих верований».

При наличии строгого запрета на проявление эмоций (Ерунда какая-то. Прим. пер), ирокезы семнадцатого столетия смогли раскрепоститься с помощью алкоголя. Тогда, в 1800 году, их лидер Щедрое Озеро (Handsome Lake), объединив учение квакеров с элементами старой веры, установил новую религию. По одной из версии, 5 из 130 его заповедей призывали к воздержанию.

Религия занимала лидирующее положение в жизни ирокезов. В самые важные моменты жизни, ирокезы стремились покинуть мирские границы, прорваться за рамки своего жизненного опыта, ощутить озарение безумства, тем самым, достигнуть вершин в ритуальном и личном опыте. Самую близкую аналогию эмоциям, которые они искали, давало опьянение, и так как алкоголь был легко доступен, ирокезы наделили его ролью, сопоставимую с ролью табака. Вместе, эти два стимулятора приводили к самым лучшим опытам и в мистическом и в духовном смысле.

Изображения бочонков с алкоголем вырезались на курительных трубках и, по крайней мере, в одном случае, трубка для курения и бутылка были выгравированы на христианском кресте, сделанном монреальским серебряных дел мастером для торговли с индейцами. Согласно записям миссионеров и торговцев, поставляемые порции алкоголя были ограничены и ирокезы, проводя ритуалы, объединяли несколько порций, отдавая их немногим избранным, чтобы те могли достигнуть состояния полного опьянения, которое, по их мнению, было истинным венцом всего процесса пития.

Белмон в своем труде «История бренди в Канаде» писал: «... когда у них (племена, проживающие вблизи Монреаля в 1671-1699гг.) было достаточно бренди, чтобы вызвать опьянение только одного человека, а пьющих собирается четыре человека, то трое из них не будут даже пробовать. Путем голосования выбирался человек, который получал возможность напиться. Многие говорят, что не смогут опьянеть от единственного стакана бренди и что есть только одна степень разумного опьянения, называемая «Gannontiouaratonseri» и заключающаяся в неограниченном потреблении алкоголя. Когда они ощущают опьянение, они радостно кричат, «Хорошо, хорошо, моя голова кружится». Тогда они начинают петь свою песню смерти «Gannonhaoury», в которой описывают все зло, которое накопилось в них».

Ирокезы не стыдились своего пьянства и утверждали что, чтобы быть пьяным необходимо быть отважным. Все это вызывало недовольство иезуитов. Они стремились привить ирокезам мораль полного воздержания, но «тотальное пьянство, видения и табачные смеси» служили главным препятствиям этому.

Белмон начал свои наблюдения с описания распития спиртных напитков в Европе, которое «рассматривается как стимулятор общительности, источник удовольствия и комфорта» и не должна быть спутана с индейским пьянством, которое является «...специфическим видом невоздержанности». Он пишет:

«Невоздержанность дикарей была иной, нежели та же самая слабость европейцев. Для дикарей, появление алкоголя позволяло быстро и эффективно оживить их тупоумие, дать им, таким образом, способности и храбрость, которых они желали. Это было незадолго до того, как были замечены алкоголики, убивающие друг друга; мужья, жгущие своих жен; женщины, позорящие своих мужей; отцы, бросающие своих детей в кипящие котлы. Они запасали бренди, до тех пор, пока его не накапливалась достаточно, чтобы напиться. Тогда они пили не закусывая, чтобы усилить эффект от бренди. После того, как они опьянели и спели свою песню смерти, они сбрасывали свою одежду и бегали голыми по деревне, избивая друг друга. Они кусали друг друга за носы и уши. Завывая, они бегали с ножами в руках и восхищались, видом убегающих от них женщин и детей».

В 1642 году отец Ричард (Father Richard) писал, что ирокезы «покупали наше спиртное не из-за приятного вкуса, а только чтобы опьянеть».

Отец Кархейл (Father Carheil) в 1668 году писал о своей уверенности в том, что кайюга (Cayuga) «пьют только, для опьянения; они говорят об этом открыто, и поют песни о своих намерениях; они кричат «Я иду терять мою голову; я иду пить воду, которая убивает мой разум».

«Алкоголь использовался для получения видений, согласно древнему обряду», «Все дикари пьют, чтобы напиться» писал Ноян (Noyan).

«Алкоголь стал основой религии», «Алкоголь это все, о чем они мечтают» писал отец Бруяс (Bruyas) в 1668 году.

Так как видения были не личными достижениями, а божественными, ирокезы не считали себя ответственными за действия, совершаемые для их получения. Франсуа Белмон в гипотетическом диалоге между священником и язычником, описывал утверждение язычника так - «Опьянение оправдывает все».

Миссионерами и торговцами было описано множество случаев, когда ирокезы, совершившие тяжкие преступления, наслаждались безнаказанностью, поскольку они в момент совершения преступления были пьяны. Иезуитские хроники полны описаний поиска видений ирокезами и равного отношения, как к опыту опьянения, так и к получению видения.

В последующие столетия ирокезы напивались не с целью поиска духа, а по причине массовой подавленности, связанной с общим упадком нации. Таким образом, первоначальная роль алкоголя в жизни ирокезов изменилась, сменив акцент от получения видения в семнадцатом веке, к опьянению, позволяющему выпустить напряженность и агрессию в восемнадцатом веке, и затем к пьянству как неизбежному злу в девятнадцатом веке. Однако самая ранняя интерпретация пьянства полностью никогда не изменялась и может быть сохраняется среди некоторых современных ирокезов.

Трубка из катлинита с человеческой головой, вырезанной на шаре и двумя человеческими фигурками; длинна 5". Wyandot (Museum of the American Indian, #21/3037). (Фотография, M.A.I. Heye Foundation)

Трубка из катлинита с человеческой головой, вырезанной на шаре и двумя человеческими фигурками; длинна 5". Wyandot (Museum of the American Indian, #21/3037). (Фотография, M.A.I. Heye Foundation)

Деревянная трубка, выполненная в виде человека и медведя, держащих бочонок бренди; раскрашена красной краской и декорирована иглами дикобраза; Wyandot, 1775-1825 (Museum of the American Indian, #21/3038). (Фотография, M.A.I. Heye Foundation).

Деревянная трубка, выполненная в виде человека и медведя, держащих бочонок бренди; раскрашена красной краской и декорирована иглами дикобраза; Wyandot, 1775-1825 (Museum of the American Indian, #21/3038). (Фотография, M.A.I. Heye Foundation).

Серебряный крест сделан для торговли с индейцами Пьером Юге (Pierre Huguet) Монреаль, восемнадцатое столетие (Фотография, M.A.I. Heye Foundation)

Серебряный крест сделан для торговли с индейцами Пьером Юге (Pierre Huguet) Монреаль, восемнадцатое столетие (Фотография, M.A.I. Heye Foundation)

Серебряный крест сделан для торговли с индейцами Пьером Юге (Pierre Huguet) Монреаль, восемнадцатое столетие (Фотография, M.A.I. Heye Foundation)


Литература:

Belmont, F. V. de. "History of Brandy in Canada," Mid America 34:42-63. Chicago: 1952.

Translated from Histoire de I'Eau-de-Vie en Canada, Collection de Memoires et de Relations sur l'Histori Ancienne du Canada, Societe Litteraire de Quebec, 1840.

Boucher, P. True and Genuine Descriptions of New France, edited by E. L. Montizambert. Montreal: 1883.

Charlevoix, P. F. X. de. Journal of a Voyage to North America, edited by L. P. Kellog. Chicago: 1923.

James, W. The Varieties of Religious Experience. New York: 1925.

Kinietz, W. V. The Indians of the Western Great Lakes, 1615-1760. Occasional Contributions from the Museum of Anthropology of the University of Michigan. Ann Arbor: 1940.

Noyan, P. Memorandum Concerning the Present Conditions of Canada, 1720. Michigan Pioneer and Historical Collections, vol. 34, 1912.

O'Callaghan, E. B., ed. Documentary History of the State of New York. Albany: 1849-51.

Parker, A. C. The Code of Handsome Lake, the Seneca Prophet. New York State Museum Bulletin 163. Albany: 1913.

Parkman, F. The Old Regime in Canada, 2d rev. ed. Toronto: 1901.

Thwaites, R. G., ed. Jesuit Relations and Allied Documents, 1601-1791. 74 vols. Cleveland: 1896-1901.

-. Early Western Travels. 31 vols. Cleveland: 1904-1907.



Автор: Edmund Carpenter

Ресурс: RES: Anthropology and Aesthetics, No. 1 (Spring, 1981), pp. 84-87

Источник: http://thornywolf.livejournal.com/25305.html

3ylak

Рейтинг алкоголизации регионов России (2015)

Проект «Трезвая Россия» совместно с центром информационных коммуникаций «Рейтинг» составили «Национальный рейтинг трезвости», в котором сравнили регионы по степени алкоголизации. Согласно рейтингу (есть у «Известий»), самыми трезвыми регионами оказались Чеченская Республика, республики Ингушетия и Дагестан, а самыми пьющими — Еврейская автономная область, Ненецкий автономный округ и Магаданская область.

Как пояснили авторы исследования, рейтинг рассчитывался на основании шести показателей: числа больных алкоголизмом и алкогольными психозами, силе антиалкогольного законодательства, объемов продажи водки, объемов продажи пива, смертности от алкогольного отравления и преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. По шкале исследования каждый регион мог получить от нуля до 600 баллов — до 100 по каждому показателю.

— В качестве критериев для составления Национального рейтинга трезвости мы использовали не один, а сразу шесть показателей, что продиктовано сложностью и многофакторностью проблемы. Таким образом, Национальный рейтинг трезвости касается всех болевых точек данной проблемы, — поясняет руководитель спецпроектов ЦИК «Рейтинг» Екатерина Люльчак.

В группу самых трезвых регионов исследователи включили те, что набрали менее 130 баллов. В их числе 20 субъектов, это почти все северокавказские республики (Чечня, Ингушетия, Дагестан, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Ставропольский край), все города федерального значения (Москва, Санкт-Петербург, Севастополь) и южные регионы (Ростовская и Волгоградская области, Краснодарский край и др). Как отмечают исследователи, в этих регионах «показатели алкоголизации, алкогольной смертности и преступности, а также объемов продажи водки и пива являются по стране одними из самых низких», а также «эффективно работает антиалкогольное законодательство».

Наибольшая часть субъектов — 43 — была отнесена экспертами во вторую группу рейтинга. В ней объединены регионы, набравшие от 130 до 250 баллов, где «антиалкогольную кампанию нельзя назвать удовлетворительной» и эффект от злоупотребления спиртным «ставит под угрозу здоровье и безопасность граждан». Сюда вошли северо-западные регионы (Калининградская, Ленинградская области и др.), центра (Владимирская, Тульская, Брянская области и др.), южные (Астраханская область, Адыгея), регионы Приволжья (Мордовия, Нижегородская, Пензенская области и др.), Сибири (Иркутская область, Алтайский край, Бурятия и др.).

Наиболее пьющими (набравшими больше 250 баллов) оказались 22 региона, преимущественно дальневосточные и сибирские. Как говорится в исследовании, данные регионы «демонстрируют высокую смертность, заболеваемость и преступность, связанные с потреблением спиртных напитков, а также максимальный объем продажи алкоголя». Последние строчки рейтинга как наиболее алкоголизированным регионам достались Еврейской автономной области, Ненецкому автономному округу, Магаданской области, Камчатскому краю и Новгородской области.

Рейтинг алкоголизации регионов России (2015)

По мнению руководителя «Трезвой России» Султана Хамзаева, рейтинг показывает «целостную картину происходящего» в регионах.

— Мы провели мониторинг, который демонстрирует, какие регионы качественно выделяются в вопросах защиты здоровья своих граждан от алкоголя. Но десятка самых трезвых регионов не должна восторгаться своей победой. Эти регионы должны также профессионально и ответственно продолжать свою работу. А регионы, занимающие следующие позиции рейтинга, должны брать на вооружение практику, которая применяется в регионах-лидерах, — говорит Хамзаев.

Гендиректор центра информационных коммуникаций «Рейтинг» Арсен Аристакесян считает рейтинг трезвости одним из приоритетных проектов.

— Потому что это реальная беда и боль для сотен тысяч российских семей. Алкоголизм в России — страшная социальная и духовно-нравственная болезнь. Если бы эта патология только разрушала здоровье человека, одного этого было бы достаточно, чтобы бить в набат. Но здесь воистину за одним бесом тянется целый легион: резкий рост преступности, обеднение немалой части населения, даже превращение некогда заселенных территорий в безлюдные (посмотрите на судьбу множества вымерших русских деревень). И лечение данной язвы — в системной и целенаправленной государственной политике, — отмечает Аристакесян.

Губернатор Еврейской автономной области Александр Левинталь удивился тому, что его регион оказался в рейтинге самым алкоголизированным.

— Если бы шла речь о наркомании — проблема есть, мы приграничный регион. А что касается алкоголизма — Биробиджан малопьющий город. В еврейской культуре много выпивать не принято, сейчас усиливается мусульманская прослойка — они вообще не пьют. На селе ситуация похуже, но пьяных рабочих я тоже не видел. Доходы населения невысокие, люди в этом случае стараются потратиться на продукты, — рассуждает Левинталь.

Он добавил, что на место в рейтинге могли оказать влияние объемы продажи водки, ведь местное население не занимается самогоноварением, как в некоторых других регионах.

— Для нас это звоночек, мы детально изучим ситуацию, — сказал Левинталь.

У сенатора от Еврейской автономной области Ростислава Гольдштейна информация о позиции региона в рейтинге алкоголизированности также удивила.

— Это не первоочередная проблема. По социологическим исследованиям, население ставит проблему алкоголизации на 15-е место, — заметил Гольдштейн.

Гендиректор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз посоветовал не относиться серьезно к результатам исследования.

— Одними из самых пьющих регионов являются Москва и Санкт-Петербург (в рейтинге эти города в числе наименее пьющих. — «Известия»). В столице пьют в 1,5 раза больше водки, чем в регионах, — это данные Росстата. Взяты сомнительные критерии. Алкоголиков больше там, где ниже зарплаты и безработица, на общий уровень алкоголизации это не влияет. Мерить по продажам тоже нельзя: свыше 50% употребляемого крепкого алкоголя — нелегальные суррогаты. Жесткость алкогольного регулирования абсолютно не влияет на алкоголизацию, — критикует Дробиз.

При этом, по мнению эксперта, объективных показателей для вычисления алкоголизации региона не существует.

Председатель правления РОО «Совет по общественному здоровью и проблемам демографии» Дарья Халтурина сообщила, что данные Общественной палаты об алкоголизации во многом совпадают с данными ее организации.

— В целом в нашей стране склонны к очень тяжелой форме потребления, мы пьем аномально большое количество крепких напитков. Они и делают основной вклад в смертность и наркологические проблемы. Если говорить в целом, проблемы с алкоголем усугубляются с юга на север и с запада на восток, — заметила Халтурина.

По ее словам, позиции наиболее «трезвых» и «пьяных» регионов вполне объяснимы.

— В трех самых пьющих регионах влияет фактор образования. Люди с высшим образованием пьют меньше — влияет риск потери работы, имиджевые вещи. В этих трех регионах меньшая доля интеллектуальной занятости. В кавказских же регионах влияет фактор ислама, это защитный фактор от пьянства, — отмечает Халтурина.

Источник: http://izvestia.ru/news/596460

 

Вверх.

На главную страницу.