Варварская галерея / Древнегреческая скульптура

Алфавитный индекс всех художников: А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, Й, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ы, Э, Ю, Я.

Кефисодот Старший. Эйрена с Плутосом. Реконструкция

Кефисодот Старший. Эйрена с Плутосом. Реконструкция

"Кефисодот Старший - афинский скульптор, работавший в первой трети IV в. до н.э. и предлагаемый отец великого Праксителя, является вероятным автором оригинала статуи, которая, несмотря на свой традиционно афинский облик, много значила для будущего развития скульптуры. Речь идёт об Эйрене с Плутосом, ок. 370 г. до н.э. Тема богини-Мира, держащей на руках бога-Богатство, заставляет думать, что группа была выполнена в период короткой стабилизации афинской жизни, во время мира со Спартой и проведения всеэллинского конгресса. Некогда статуя стояла на афинской Агоре.

Дошедшая в копии группа - в оригинале, очевидно, бронзовая - производит впечатление статической, застывшей. Вероятно, эту усиленную статику следует понимать, с одной стороны, как реакцию на лёгкий, порхающий и стремительно-динамический стиль многих фигур времени Пелопоннесской войны и конца V в. до н.э. Впрочем, "мир" и требует стабильности, особо подчёркнутой тектоники, независимости - автаркии. В правой руке Эйрены должен был находиться скипетр, в левой которой она поддерживала Плутоса, - рог изобилия. Таким образом, Эйрена представала тяжеловесной классицизирующей фигурой, возвращаясь частично к идеалам середины V в. до н.э. В ней, по словам Б.Р. Виппера, есть даже нечто академическое; не случайно именно в эти годы была создана первая художественная Академия Эллады - Академия живописи, основанная Эвпомпом в Сикионе. Статуя твёрдо стоит на ногах, дополнительно опираясь на скипетр; от фигур Фидиева века её отличает оживление драпировок, дробящихся не только крупными и строгими, но и мелкими, сочными, живописными складками, причёска, отличается исключительной пышностью.

Важно, что впервые удалось правдоподобно связать фигуры взрослого и ребёнка. Задача чрезвычайно сложная, однако разрешённая уже около середины V в. до н.э. в вазописи. Маленький Эдип на руках Эвфорба (у мастера Ахилла) или крошка-Дионис на руках Гермеса (у мастера Фиалы) выглядели нежными и трогательными, но монументальная скульптура одолела эту задачу только сейчас. Кефисодот отодвигает Плутоса чуть в сторону, заставляет Эйрену общаться с ним, и возникает первая попытка духовного контакта героев, правда ещё не совершенная: маленького Плутоса скульптор наделяет пропорциями взрослой фигуры. Примечательно, что в Кефисодотовой группе, в отличие от ранних вазописных, мальчик находится на руках у матери, таким образом восстанавливая вместе с "классическим" стилем и старую формулу матери-сына. Его образ широко входит в позднее искусство, однако в Кефисодотовом варианте (стоящая мать с сыном на руках) он так и не получил распространения.

Важно отметить следующее. Вышелушеваясь из ритуального ядра, миф становится аллегорией, причём аллегория связана непосредственно с исторической действительностью и воплощается в "академической", застывшей форме, стремясь удерживать ускользающий ритуальный контекст. Статуя Кефисодота - цельная, но образ и его общественная функция, проистекающая из местонахождения фигуры на людном афинском рынке, свидетельствует, что составные начинания распадаются. Форма вещи начинает отрываться от её содержания, и чрезвычайно замечательно, что их продолжает скреплять древняя ритуальная мысль: мать и сын. Причём сын-супруг, постоянно омолаживаясь, превращается в младенца, почти новорожденного. Завершая свой цикл бытия, космогоническая идея возвращается к истокам."

Акимова Л.И. Искусство Древней Греции: Классика. - СПб.: Азбука-классика, 2007. Стр. 330-332.

Ledcentral- арлайт каталог с доставкой.

 

Вверх.

На главную страницу.