Варварская галерея / Древнегреческая и эллинистичекая скульптура

Алфавитный индекс всех художников: А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, Й, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ы, Э, Ю, Я.

Крито-микенский период, Геометрика, Архаика, Ранняя классика, Высокая классика, Поздняя классика, Эллинизм

Мирон. Афина и Марсий.

Мирон. Афина и Марсий.

"Другой прославленный памятник Мирона - группа Афины с Марсием, ок. 450 г. до н.э., посвящённая на Афинский Акрополь. Он реконструирован на основании ряда источников: упоминаний древних авторов, изображения на аттической краснофигурной вазе около 440 г. до н.э. (Берлин, Государственные музеи) и римских копий, а фигура Афины скомбинирована из "тела" и "головы".

Изображение скульптурной группы Мирона "Афина и Марсий" на аттической ойнохое. Staatlichen Museen

Изображение скульптурной группы Мирона "Афина и Марсий" на аттической ойнохое. Staatlichen Museen

Мирон представил типичную для строгого стиля ситуацию: столкновение олимпийской богини с низшим божеством, силеном Марсием. Миф гласит, что Афина изобрела флейту и развлекалась игрой на ней, пока не заметила, что наблюдавшие за ней небожительницы Афродита и Гера умирают со смеху: так некрасиво у Афины раздувались щёки при игре. Богиня отшвырнула флейту, прокляв инструмент и запретив кому бы то ни было его поднимать. Однако силен Марсий нарушил запрет и научился играть на флейте с таким совершенством, что осмелился вызвать на состязание самого Аполлона. Марсий проиграл, за что был жестоко наказан. Аналогичную музыкальную подоплёку смерти мужского божества мы находим в шумеро-вавилонском эпосе "Инанна и древо хулуппу", где богиня-мать отправляет героя Энкиду в загробный мир из-за неких пукку и микку, которые отождествляются с барабаном и барабанными палочками.

"Афина и Марсий" Мирона изображённые на реверсе монеты императора Адриана.

"Афина и Марсий" Мирона изображённые на реверсе монеты императора Адриана.

Мирон делает конфликт наглядным - у Тираноубийц объект агрессии отсутствовал, выносился за скобки. В группе Афины с Марсием предмет раздора, двойная флейта , помещён в центре между двумя героями. Тем самым группа обретает наглядную мотивировку и внутренний смысл. Характер темы - матриархальный, хоть подан в патриархальном ключе - перед нами по возрасту не мать и сын, а отец и дочь. Связь Афины с Марсием на уровне ритуала и мифа вполне очевидна. Фактически это тоже комогония: Афина "оделяет" себя от Марсия с помощью флейты.

"Афина и Марсий". Вариант реконструкции в бронзе. Копенгаген, Ботанический сад

"Афина и Марсий". Вариант реконструкции в бронзе. Копенгаген, Ботанический сад

В духе времени Мирон оставляет конфликт нерешённым, максимально заостряя его эмоциональный и физический аспекты. Участники драмы сиоят на узкой "сценической площадке". Афина как будто собирается уходить уходить, делая левой рукой запретительный жест - выскочивший из лесу Марсий стремится поднять инструмент, но в нём борются противоречивые импульсы: и желание овладеть флейтой, и страх перед наказанием. Характеры героев и их композиционные роли обрисованны ярко. Марсий обладает атлетическим тренированным телом, на котором высится полуживотная голова, с неопрятной головой, залысинами, курносым носом и морщинистым лбом. Он отшатывается наза, далеко выдвигая вперёд свободную правую ногу, положение рук говорит о душевном смятении; они активно захватывают большой участок пространства. Афина, напротив, спокойна и естественна, она стоит анфас, в строгом дорийском пеплосе, повернув голову к Марсию; её грациозная фигура с девичьими пропорциями и полудетское лицо очаровательны и строги. Голова, оттеняемая тяжёлым коринфским шлемом (на вазе показан и султан), обрамлена выбивающимися из-под него пышными короткими кудрями. В левой руке Афина держит копьё, которое даёт опору ей, и всей группе, оттеняя ещё больше бурную неуравновешенность Марсия. Мирон поместил флейту на землу, так что взоры обоих участников драмы были направлены вниз. Силен и богиня словно не замечают друг друга, каждый погружён в свои чувства. Но антитеза характеров перерастает в новое единство; миф обретает реальные черты. Гибрист будет покаран, олимпийские нормы жизни восторжествуют. Восторжествует молодое и божественное - всё старое, отживающее, звериное, даже если оно талантливо и мудро, будет изгнано. Сопоставляя обнажённое тело Марсия с одетым Афины, Мирон показывает обречённость силена, не контролирующего свой стихийный инстинкт волей и интелектом.

Марсий и Афина не только противоположные полюса космоса, но и две важнейшие составляющие его силы; они близки уже включенностью в общее действо, причастностью к одной божественой вещи - флейте, музыка которой со времён "дельфийских максим" стала считаться, в противоположность музыке лиры, носителем разрушения, хаоса, смерти. К тому же в сюжетные связи незримо примешивается и патриархальный момент: тот факт, что Марсий стремится поднять упавшее божество (флейту), возродить его и "поставить на ноги", говорит о нём как о творческом субъекте мироздания. Миронов Марсий сродни тем панам, силенам и сатирам, что извлекают на землю из загробного мира богиню - в сценах её анода. Но, в отличии от таких вазовых сцен, неизменно серьёзных, Мирон, сопоставляя необузданного Марсия с хмуроватой "максималисткой" Афиной, словно не вышедшей до конца из детского возраста и не способной пока широко смотреть на вещи, наделяет свою сцену юмором. Марсий выглядит как непослушный ребёнок (эта тема тоже входит сейчас в искусство), Афина - как его суровая воспитательница, и сюжет балансирует на грани анекдота (высметвание глупых беотинцев, считающихся изобретателями флейты), который Мирон передаёт и серьёзно, и в то же время с лукавой улыбкой, столь свойственной его поколению. "

Акимова Л.И. Искусство Древней Греции: Классика. - СПб.: Азбука-классика, 2007. Стр. 100-103.

Группа «Афина и Марсий». Реконструкция.

Группа «Афина и Марсий». Реконструкция.

"Хотя кисть правой и часть ниже локтя левой руки Афины сохранились, реконструкция её жестов остается невыясненной. Мы лично думаем, что острие копья в правой руке богини было опущено вниз, как на метопе Олимпийского храма Зевса. Воспроизведенная нами реконструкция на наш взгляд не совсем верна; в особенности левая рука сатира наверно должна быть реставрирована с указанным жестом испуга. Но и такое восстановление группы дает представление о соотношении фигур и об общем виде группы, как таковой. "

Вальдгауер О. Ф. Мирон. Берлин, 1923.

Вверх.

На главную страницу.